Вы здесь

+ Память блаженных деспотов ИОАННА и его родителей СТЕФАНА и АНГЕЛИНЫ Бранковичей

Жития всех святых за месяц: 

10 декабря (23 декабря)

Не легко найти в истории владетельных лиц, где жизнь была бы так полна превратностями и бедами, как жизнь блаж. деспота Сербского Стефана Бранковича и семьи его. В 1457 г. Турки овладели Сербией, и деспот Георгий Бранкович умер скитальцем в Белграде. Младший сын Лазарь, прогнав старшего и отравив мать, присвоил себе права деспота, но спустя месяц умер. Стефан был средний сын деспота Георгия. Он с юности отличался кротостью, почтителен был к родителям, любил братьев, образован был прекрасно, особенно же знал св. Писание. Когда отец, для покоя Сербии, принужден был отдать дочь султану Мурату, то с сестрою отправился ко двору султана и Стефан. - Тут сильно соблазняли Стефана и роскошною жизнью и поблажками честолюбия и суетности; но Стефан оставался тверд. Затем придворная зависть успела возбудить политическое подозрение против сыновей деспота. Такие отважные люди, как сыновья деспота, - опасны для Турецкой власти, говорили султану. - И султан, давший клятву отцу не касаться ни жизни, ни здоровья детей деспота, велел ослепить их; Стефан отправлен в Каппадокию. По смерти брата, Стефан, услыхав, что Турки фанатики сожгли прекрасный Милешевский монастырь и готовятся разорить в конец Сербию, решился возвратить себе наследство. Сербы, удалившиеся с ним в Срем и Банат под защиту Венгрии, провозгласили (1460 г.) Стефана деспотом. Он вступил в супружество с Ангелиною, дочерью Албанского князя Георгия и внукою св. страдальца князя Лазаря. Ему родились два сына и дочь. В Купинове построен им красивый храм Евангелиста Луки. Он жил довольно покойно. Но Туркам это очень не нравилось: они опасались силы деспота. Нанятые слуги Сербы схватили его и в оковах отправили в Далматию. Освободясь от уз, он возвращался опять в Сербию; но со скорбью увидел, что стольный город предков его Смедерево в крепких руках магометанских, а соотчичи его пали духом, с фанатиками же Турками невозможно вступать ни в какие договоры. Последний Боснийский бан сдался Туркам на слово клятвы не лишать его жизни; но фанатик шейх собственноручно умертвил его: - нет, говорил, никакой нужды соблюдать слово, данное христианину. Потому Стефан удалился в Скендерию. Но Турки не давали ему покоя и в Албании: они и там искали его смерти, домогаясь истребить фамилию деспотов Бранковичей. Он вынужден был бежать с супругою и детьми в Италию. Печальный скиталец, чувствуя близость кончины своей, октября 1-го 1476 г. писал к Рагузянам, с которыми в особенном союзе были предки его: «вижу, что близок конец мой. - Не скорблю о смерти моей, но болею о моей Ангелине и детях моих Георгии, Марии и Иоанне... Поручаю вам пред Богом, пред Пречистою и святыми мою Ангелину и детей моих: что вы для них сделаете, то Бог для вас сотворит. Не оставьте их, - окажите любовь к ним, какую имели вы к предкам нашим... Завещания не о чем писать мне, - не оставляю Ангелине и детям моим ни серебра, ни золота, ни населенных имений… Препоручаю их вашему господству». - Деспот скончался вдали от отчизны.

Спустя 8 лет после смерти блаж. Стефана добрая Ангелина перенесла нетленные остатки супруга в Купиново, что близ Срема. Вук Бранкович, племянник Ангелины, управлял тогда Сербией и распространял ужас и смерть в войске Магомета, когда то нападало на него. Ангелина и сыновья ее, по уважению к фамилии деспотов Бранковичей, пользовались почетом соплеменников. По смерти Вука Бранковича был владетельным деспотом Георгий; но скоро передал свое право брату Иоанну, а сам принял монашество с именем Максима и был архиепископом. Иоанн, женатый на дочери Стефана Якшича и племяннице храброго Димитрия Якшича, вступил в права деспота. Якшичи храбро бились с Турками за свободу Сербов. Деспот занимался делами внутреннего правления и жил подвижнически. В 1496 г. «самодержавный господин земле Сербские Иоанн деспот» грамотою подарил несколько земель монастырю Крушедолу, в том числе Купиново, где лежали мощи отца его. От частых нападений варваров деспот переселился дальше от границ, в местечко Беркасово; здесь он пожил недолго и христиански скончался в 1503 г., оставив одну дочь.

Добрая Ангелина продолжала благодетельствовать бедным и инокам, хотя и сама жила почти бедною. Вот что писала она к вел. князю России Василию с старцем Евгением: «смиренная монахиня Ангелина кланяется до земли твоей милости. Она молит Господа и Пречистую Его Матерь и святого деспота Иоанна, сына своего, да даруется тебе долголетнее здравие, спасение и победа над врагами, на радость христианам и на утешение прочное, а после долгой жизни вечное царствование со Христом, где радость неизъяснимая и свет немерцающий. Милость твоя, конечно, слышала о сыне моем, деспоте Иоанне, как он перешел к Богу. По преставлению его все имение, какое мы имели, взяли Венгры; теперь мы ничего не имеем, кроме надежды на Бога и на твое милосердие. Потому послали мы к тебе старца своего, священноинока Евгения, с некоторыми речами, и ты благоволи внять ему и доверять. С ним послала я твоей милости броню сына моего деспота Иоанна. Еще слово, государь! откупила я за сто золотых место и хочу соорудить церковь во имя св. Иоанна Златоустого. Потому кланяюсь тебе и прошу, пожалуй нам твою милостыню, чтобы соорудить ту церковь, да будет она твоею ктиториею в вечное поминовение. В той церкви хочу положить мужа моего, св. деспота Стефана, и св. Иоанна, сына моего. Всеблагий Бог да дарует тебе здравие». Другою грамотою просила она вел. князя тогда же за Афонский Пантелеимонов монастырь. Чудная жена! «За святость жизни народ поныне называет ее матерью Ангелиною», говорит Сербский историк, и другой пишет, что она была украшена «всякими добродетелями». Третий говорит: «по смерти мужа своего создала церковь близ Крушедола и постриглася в иночество, собрала и сестрей к себе, живила Богоугодне и Богу дух предала и близ мужа своего погребена бысть».

Описатель мученичества св. Георгия (+ 1515 г.) сообщает такое известие: «вот и в наши дни творит Бог Свое. Когда я грешный пришел в себя, слышал по житию о деспоте Стефане: умер он и погребен, оставив супругу и двух детей, а спустя 8 лет проявился знамениями и чудесами; откопав гроб, нашли его целым и невредимым, как был погребен, и еще благоухание исходит от тела его; положенный в раке остается поныне. Потом сын его Иоанн владел Сремскою землею; он также умер и погребен, оставив жену и одну дочь; спустя три года он также проявился, как и отец, и также чтится». Мощи праведного деспота Иоанна и праведных родителей его, Стефана и Ангелины, покоились в монастыре Крушедоле, на Фрушской горе, но изуверы и им не дали покоя.